You are viewing pornocom


kaplan
Несколько советов тем, кто собирается поехать в Америку учить английский язык. В первую очередь ваш выбор, конечно, упадет на распиаренную всюду языковую школу Kaplan School, у которой на Манхэттане аж три филиала – в Мидтауне, Сохо и в Эмпайр, не говоря уже о филиалах по всему миру.

Даже не думайте! Выбирайте Kaplan лишь при условии, что вам некуда девать деньги! Потому что львиная доля ваших кровных уйдет на оплату месторасположения и вида из окна. При достаточно посредственном качестве обучения, старых методиках и учебниках, вы заплатите ровно в 3(!) раза больше денег, чем с вас возьмут за абсолютно тоже самое в колледжах Бруклина, Квинса или в Колумбийском университете. Для примера: за полугодовой курс Kaplan берет около $9000, а те же колледжи в Квинсе или Бруклине, которые в получасе езды от Манхэттана, - $3000. И даже, если вы надумаете учиться в Kaplan, то жить вам все равно придется в том же Квинсе, Бруклине или Гарлеме, и мотаться на курсы по утрам именно оттуда. Так зачем усложнять себе жизнь? Помните, Kaplan – это, в первую очередь, международная машина для зарабатывания бабла, а не для обучения!

Отдельная песня для тех, кто не обладает студенческой визой F1 и приехал поучить язык на 2 недели или на месяц. Kaplan предлагает вам это сделать на курсах “Vacation English”, что является банальной разводкой. У Kaplan нет никакого специального двухнедельного или месячного интенсива – за $1500 вас просто воткнут в группу корейцев и японцев, которые обучаются полгода или год, и вместо того, чтобы повышать свой уровень, вам придется каждый день выслушивать непонятный лепет наших дальневосточных друзей, которые даже на уровнях Advance и High Intermediate говорят так, что задумываешься, чем они занимались все это время – учили язык или ели доширак. За большинство из них платит государство, поэтому не удивительно, что они нихера не знают и не делают!

Попытка поучить английский во время отпуска в Kaplan обернется банальной потерей денег, лучше купите на них очередную сумку или потратьте на мюзиклы!
Ваша поездка попала на какие-то местные праздники? Забудьте о компенсации пропущенных из-за них занятий, Kaplan не предоставляет никаких дополнительных часов и не возвращает деньги.

Поэтому, если вдруг по каким-то причинам вы уже оплатили обучение в Kaplan, то любыми способами постарайтесь вернуть деньги, чтобы вам не говорил человек с брайтон-бич-акцентом на другом конце провода! В Нью-Йорке полно хороших курсов английского по адекватным ценам, достаточно лишь немного посидеть в интернете, чтобы их найти.

Tags:

Поехали!


ZwM4YvH2y-Y

В моем дипломе гордо сияет запись "Инженер по электрооборудованию летательных аппаратов". Единственным летательным аппаратом, запущенным мной, является 4-х метровая чугунная труба, сброшенная с крыши хрущевки в районе ДК МАИ. Находясь боевом задании военной кафедры, мы должны были избавить чердак от скопившихся там труб. Сам факт наличия горы труб на чердаке, а не в подвале, никого не смущал. Спустив под проклятия жильцов первую трубу по лестнице, процарапав ей все стены и чуть не надорвавшись вчетвером, нами было найдено простое и, как нам казалось, единственно правильное решение проблемы, которое не снилось даже иноваторам из Сколково. Мы решили бросать трубы вниз с торца дома, пока на оживленном тротуаре, пролегающим под домом нет людей. Первая же брошенная труба застряла в развилке нависавшего над дорогой дерева и не собиралась падать. На этом мы посчитали нашу миссию по запуску трубы выполненной, и, отчитавшись товарищу подполковнику о проделанной работе, пошли в общагу бухать. Труба провисела над головами проходящих за пивом и водкой в магазин "Миши Квакина" студентов месяца три, а потом незаметно растворилась в атмосфере. Возможно, ее растащили на гнезда птицы.
В этой жизни всегда нужно помнить фразу Циолковского: "Путь к невесомости лежит через перегрузки", потому что, если сильно постараться, даже чугунная труба способна летать. С Днем Космонавтики! Just don't give a fuck!

ЖЗЛ #13: Филипп Киркоров


429616_10151582573894913_1481205524_n

Запахнув халат и выйдя на балкон своего особняка в Майами-бич, я увидел крошечного детеныша ламантина, плававшего в бассейне. В тот утро все мои мысли были заняты проблемой поиска темненького ребенка из приюта, чтобы выдать его за свою дочь съемочной группе из Казани, в которой у меня намечались гастроли. Надо было не только найти ребенка на время съемок, но и научить ее отзываться на имя Гульнара.

Уже рассвело, в комнате стало душно, и я вышел на балкон перекреститься. Когда я крестился, я заметил, что в моем бассейне что-то плавает. И это что-то было очень похоже на детеныша ламантина. Это показалось мне весьма странным, ведь до океана было метров 200. Я спустился к воде, чтобы рассмотреть малыша поближе, и тут же в ужасе отпрянул. Это был не ламантин – какая-то тварь от души нагадила мне в бассейн! И я догадывался, кто это!

Нормальный человек сделать такое, конечно, не мог, а из живущих рядом паранормальных четко вырисовывалось две кандидатуры - старая жопа Боря Моисеев и король-леопардовое трико Валера Леонтьев, чьи заборы граничили с моим участком.

Засранец #1 Леонтьев был настолько невыносимо горд собой, что ни с кем не разговаривал. Гуляя по участку в распахнутом шелковом халате Ямомото, он периодически спотыкался и падал, потому что смотрел все время вверх. Каждый раз, когда я появлялся в его поле зрения, он проводил по горлу ладонью, всем своим видом давай понять, что его голосовые связки лучше моих. Однажды эта кудрявая блядь украла мою любимую рубашку Роберто Кавалли, сушившуюся на веревке, и стала прогуливаться в ней у себя по веранде. Потом, правда, моя рубашка нашлась в стирке, а у него просто была такая же, но осадочек остался.

Валера регулярно проводил нечеловеческие эксперименты не только над собой, но и над моей психикой. Выкупив у цирка огромную деревянную рампу с мертвой петлей, по которой ездили акробаты-велосипедисты, он установил ее прямо перед домом. Теперь каждый день в качестве допинга он выпивал бутылку Джека, врубал на полную мощность свой «Дельтаплан», садился голым на старинный велосипед с огромным передним колесом и бесстрашно въезжал в рампу, пытаясь замкнуть мертвую петлю. Мало того, что мне приходилось постоянно волноваться, что он уберется на смерть, так вдобавок ко всему после каждого его падения я смеялся так, что пару раз наложил в штаны, а на третий у меня обнаружили грыжу.

Что касается второго подозреваемого, меня удивляет сам факт, как эта звезда голубого огонька, вообще прописался в Америке. На волне тотальной гомофобии в России, он объявил себя послом доброй воли и плотно осел на соседнем участке. Мало того, он устроил у себя в логове скаутский лагерь – поставил огромную брезентовую палатку и стал жить там вместе с местными пионерами, которых родители с охотой отдавали на перевоспитание мощному старику. Теперь ежедневно до меня доносилось бодрое хоровое пение «По долинам и по взгорьям», когда он в тельняшке и коротко обрезанных джинсах ходил со своими юными подопечными купаться в океан. После подобных водных процедур мне приходилось в спешке бежать через Оушен Драйв к пляжу, чтобы раскидывать надпись «Киркоров – педик!», которую отец Моисей и его команда выкладывали 10-метровыми буквами крупной галькой так, что ее было видно с заходивших на посадку самолетов. Когда я запыхавшийся возвращался домой, эти твари уже успевали окунуться у меня в бассейне, сожрать всю малину с кустов и нарисовать звезды Давида у меня на заборе, за что меня несколько раз уже пытались сжечь украинские националисты, ведомые Веркой Сердючкой.
А еще эта стареющая королева флирта приноровилась ходить вдоль забора со своей кодлой и балалайкой в руках, озвучивая каждое мое движение. Особым коньком в его репертуаре были хиты: «Рыжий-рыжий конопатый любил бабушку лопатой», «В нашем доме поселился замечательный еврей», «Стоит у болгара Алеши в кармане на русских солдат» и другие не менее легендарные боевики.

И даже сейчас, когда я, морщась от отвращения, пытался выловить из бассейна коричневого «ламантина» специальным сачком обколотый ботоксом худрук затянул со своим хором: «Но только ты - рыба моей мечты!». Я уже хотел было запустить в Моисея «ламантином», но ручка у сачка была слишком длинная и я задел высоковольтный провод тянувшийся под крышу. Последнее, что я услышал – чудовищный треск, после которого я обнаружил себя сидящим на лужайке с дымящейся прической «афро» на голове. Мои волосы были так наэлектризованы, что превратились в один большой черный шар.

Тут раздался страшный грохот и сквозь разбитые ворота на мою лужайку влетел Бентли с чеченскими номерами, из которого вывалились Кристина со своим Байсаровым. Русик сходу предложил всех порезать и снести все вокруг из гранатометов, которые пылились у него на складе со времен, когда у Басаева с Радуевым кончились деньги. На что я ему объяснил, что на Борю-то всем насрать, а за Валеру на родине снесут не только его кишлак, но и все живое в радиусе сотни километров.

Чтобы поймать вредителя с поличным, я предложил устроить засаду. Байсаров спрятался в рояле на веранде, Кристина - скрутилась калачиком на газоне у бассейна, изображая шланг, а я в костюме ниндзя, обмазав лицо активированным углем, залег с биноклем на балконе, сканируя ландшафт.
Вскоре за забором слева затих «Дельтаплан», а за забором справа горн протрубил отбой. Наступила зловещая тишина, сквозь которую в такт прибою тихо храпел пионерский отряд имени Моисеева…

Очнулся я от того, что стоял по пояс в воде, а кто-то методично бил меня бейсбольной битой по голове. Это была Кристина, которая приняла меня за террориста. Я огляделся. Вокруг меня в прозрачной плавало несколько увесистых «ламантинов». О, ужас! Я и был тем самым вредителем!

Я снова ходил во сне. Лунатизм, о котором я давно забыл, опять дал о себе знать. Болезнь, из-за которой я водил троллейбусы по ночной Москве, рисовал член на мосту в Питере, бил толстых женщин в Юрмале, воровал цирковых обезьян в Геленджике…

Крики Кристины уже разбудили всех вокруг, и из темноты на меня увлеченно смотрело несколько десятков детских глаз и вожатый красном шелковом халате.

На лечение в Израиль меня провожали всем миром – громко играл «Дельтаплан», скауты отдавали мне салют, Боря плакал и пел «Мы встретимся снова, пусть свечи сгорели и ты задолбал», а Валера в очередной раз решился сделать мертвую петлю на своем ретро-велосипеде. И, о чудо, – у него получилось! А раз у него получилось, то и у меня обязательно получится, обязательно!

P.S. Дорогая Кристина, мне уже лучше. Врачи здесь просто золотые, вышли, пожалуйста, еще денег. Ты пишешь, что вот уже неделю не можешь найти Руслана. Попробуй посмотреть в рояле, мне кажется, что той ночью я его случайно забил крышку гвоздями…

(c) Филипп Киркоров «Голубой Ламантин».

Tags:


PR20120921171607

Все началось с того, что мы с Колей Басковым, чтобы не попасть в пробку, поехали на корпоратив на метро…Я надела свое роскошное платье с открытой спиной и пуанты, а Коля надел облегающие ультрамариновые штаны из смеси неопрена и латекса, в которые для красоты он подложил увесистую картофелину. На вопрос – почему он это сделал, сзади, а не спереди как все, Коля ответил, что штаны новые, тесные и картошка спереди не влезает.

Выйдя из ресторана, мы нырнули в метро. Когда мы ехали вниз по механической лестнице, из динамиков звучал Шопен и Николай начал громко напевать свою «Шарманку». Навстречу нам поднимались фанаты ЦСКА, которым очень понравилось колино пение, и они начали кидать ему монеты прямо в голову. Потом они стали поддерживать его свистом и криками «Отсоси у красно-синих!», что очень воодушевило Колю, и он начал кланяться. Я обрадовалась и тоже начала кланяться и случайно задела головой плафон, который с грохотом разлетелся на мелкие кусочки. Через мгновение милиция начала винтить фанатов ЦСКА, которые, наверное, сделали что-то нехорошее.

Когда мы спустились на станцию, то увидели, как люди бегут к поезду. Мы подумали, что это последний поезд, и тоже побежали. Шустро перебирая коротенькими ножками, Коля вскочил в вагон, а я, поскользнувшись в своих пуантах, упала прямо перед дверьми, и они захлопнулись, зажав мне шею. Голова моя оказалась в вагоне, а остальное туловище распласталось снаружи на платформе. «Ну, все мать, приехала!», - решил приободрить меня Коля, а потом попытался втащить меня за голову в вагон. В этот момент поезд тронулся, и мне пришлось ловко перебирать приставными шагами по платформе, чтобы успеть за моей головой. Машинист меня не видел, поэтому поезд набирал ход все больше и больше. Мне повезло - пока меня тащило по платформе, я сбила стоящего на ней милиционера. От страха он засвистел, и поезд, наконец, остановился. Воспользовавшись моментом, Коля втащил меня вагон, и мы поехали.

По громкой связи мы сообщили машинисту, что нам нужно на Чистые Пруды в Лукойл, а потом услышали протяжную детскую песню. В дальнем конце вагона вышагивал цыганенок с расстроенной гармошкой, а рядом артистично ковылял на костылях одноногий герой в камуфляже и тельняшке. Услышав музыку, Коля стал громко подпевать на весь вагон, что очень не понравилось цыганенку, и он вцепился Баскову в пах, очевидно, чтобы тот не создавал конкуренцию. Одноногий в камуфляже, в свою очередь, ударил меня костылем.

Не успели мы опомниться, как в вагон влетели веселые дагестанцы в красных мокасинах и шапках Армани и под громкую мелодию «Harlem Shake» стали танцевать лезгинку. Я не устояла и тоже закружилась с ними в танце, что их очень обрадовало. Но когда к нашей лезгинке присоединился Коля, напевая «Натуральный блондин, он на всех такой один», бородачи насторожились. Они сделали Коле резкое замечание относительно его ультрамариновых облегающих штанов. На что Коля возмутился: «Ах, вам не нравятся мои штаны, тогда я их вообще сниму», и действительно их снял…

Я поняла, что сейчас случится что-то страшное, но тут в вагон влетела толпа болельщиков и стала весело бить дагестанцев. «Хуярь черножопых!», - прокричал Коля, подбадривая юных любителей футбола. «Отсоси у красно-синих!», - не унимался Николай. Это было большой стратегической ошибкой – во-первых, он был без штанов, а во-вторых – это были фанаты Спартака, а не ЦСКА. В воздухе вдруг повисла тяжелая пауза - болельщики уставились Колю и меня.

Оставшуюся часть пути мы ехали молча. Фанаты прикрутили нас как коконы скотчем к верхним горизонтальным поручням, а Коле до кучи завязали рот спартаковским шарфом. После того как мы третий раз проехали «Белорусскую», я поняла, что это кольцевая, и до «Чистых прудов» мы сегодня не доедем…

(с) Анастасия Волочкова “Ultramarine Underground”

Tags:

Die Hui Maschine




Человечество так было обеспокоено поисками бозона Хигса и испытаниями андронного коллайдера, что чуть не прошло мимо изобретения, которое способно ответить сразу на все загадки вселенной. Весь смысл мироздания заключен в "Die Hui Maschine".
Главное - произнести волшебное заклинание "хуй-хуй", иначе чуда не будет!

ЖЗЛ #11: Дарья Донцова


img_5ec5ae7cf001020cccf794534533a0ab

В тот день ничто не предвещало катастрофы. Я сидела на третьем этаже своего уютного теремка и благополучно заканчивала второй килограмм чернослива и очередной бестселлер «Охотник за старушками-6». Мои любимые пушистики Адольф, Эскобар и Чикатиша расположились вокруг и преданно смотрели на меня своими глазами-плошками, в которых отчетливо читалось только одно: «Гулять! Срочно». Это было не удивительно, ведь мы только что съели полмешка корма, после которого мы всегда гуляем энергично и весело.

Тут мне на мобильный пришло озорное сообщение: «Пойдем пробздимся, старая перечница!», - писал мой старинный приятель Борис Акунин. «Ну, пойдем, проветрим твой засохший стручок, бездарность», - ответила я ему в ответ и поставила в конце смайлик, предвкушая преинтереснейший вечер.

Верные псы словно читали мои мысли, и через мгновение Адольф и Эскобар уже волокли меня, распластавшуюся на полу, за ноги по зеркальному паркету к дверям лифта, а Чикатиша смешно сел мне на лицо.

“Ебушки-воробушки, вот же незадача», - подумала я, когда лифт неожиданно застрял между первым и вторым этажом. Не беда - надо было просто позвонить дворецкому по внутренней связи. Связь почему-то не работала. К счастью, я захватила с собой телефон и уже собиралась позвонить на охрану нашего элитного поселка, как обнаружила, что телефон не ловит. Это была ловушка! Я была внутри абсолютно герметичного лифта, который сама и установила, чтобы мои зверята не мучились, спускаясь по лестнице.

«Эх, жизнь, хоть за хуй держись!», - вздохнула я, и тут, вдруг телефон вышел из спячки, и сквозь толщу железобетона провалилась смс-ка. В надежде, что это снова Акунин, я взглянула на экран и побледнела…

«Ты еще не сдохла, сучка!!!» - было в сообщении. Подобное мог написать только один человек – эта гадина, неблагодарная тварь, эта проститутка Маринина, которая всю жизнь завидовала моему таланту и успеху. «Только после тебя, гнида!», - кипя от негодования, написала я ей в ответ. Но сообщение так и осталось неотправленным - связь опять предательски исчезла.

И тут я вспомнила, что отпустила всю прислугу на выходные, и до понедельника спасть меня некому. «Заебись, березовой палкой!», - сплюнула я на пол и вдруг почувствовала едкий невыносимый запах…

Первым пукнул Чикатиша. Этот маленький гаденыш, как обычно, переел корма, и его распирало от удовольствия и мыслей о предстоящей прогулки. Следом загрохотали орудия Адольфа и Эскобара. Я понимала, что это только арт-подготовка - собаки не смогут долго терпеть. Вскоре начнутся масштабные ковровые бомбардировки, и тогда живые позавидуют мертвым.

От выброса пороховых газов этих никчемных меховых шаров у меня резало глаза, и я стала медленно задыхаться. Я почувствовала себя узницей Аушвица и мысленно прикинула, насколько мне хватит воздуха. К сожалению, знание теоремы Пифагора мне не особо помогло в расчетах, и я продолжала угасать, как ежик в тумане.

«Крест коли, чтоб мне забрать с собой…», - набатом звучало у меня в голове. Вдруг меня осенило – я же совсем недавно читала у кого-то историю про убийство в лифте, когда злодеи закачали в лифт президента ядовитый газ. Перед глазами у меня мелькнула фамилия автора - Маринина. Все сходится! Эта хитрая блядь решила меня угробить этим бесчеловечным способом. Но я живой не дамся!

Улыбка озарила мое светлое лицо. А что, если разобрать потолок лифта и попробовать выбраться на свободу через шахту. Я стала прыгать, пытаясь пробить рукой потолочное покрытие. Спустя десять минут интенсивных прыжков, я пришла к выводу, что моих 143-х сантиметров явно не хватает для побега. "Просто усраться сушеными хуями, как весело!" - ситуация начинала выходить из под контроля.

Неожиданно я ощутила какое-то странное движение в углу и с ужасом обнаружила трех огромных мохнатых пауков с меня ростом, тянувших ко мне свои гадкие щупальца и распылявших в воздух зловонные ядовитые споры. Эти мерзкие твари окружали меня, злобно шипя. Я почувствовала, что теряю сознание, и из последних сил заорала: «Будь ты проклята ведьма, и твои книжки!».

Внезапно чудовищный лязг пробудил меня к жизни. Двери лифта как сатиновые занавески раздвинули мощные серебристые руки-лезвия Терминатора из жидкого металла. Но я уже знала, что это не Терминатор. Это был адский суккуб, скрывавшийся под личиной коварной бумагомарательницы Марининой, которая захотела присвоить мою славу. Я собрала последние силы в кулак и с криками «Сдохни, тварь!» стала жалить чудовище пилочкой для ногтей в покрытую гниющими язвами шею - единственное место, незащищенное чешуей. Я сражалась самозабвенно и самоотверженно, как героини моих книг. А потом меня ударили кочергой по голове.

Очнулась я уже в карете скорой помощи. Врач, делавшая мне укол, сквозь маску сказала, что я напала на писателя Бориса Акунина и серьезно его поранила, когда тот пришел меня выручать из лифта с помощью кочерги. Очевидно, недостаток кислорода вызвал в моем мозгу галлюцинации, и я перестала себя контролировать. Теперь мне светило до семи лет за покушение на убийство.
«Ну, и хер с ним, с Акуниным и брошюрками его! Жалкий никчемный писака!» - укол реланиума окончательно меня расслабил.

Перед тем, как погрузиться в глубокий здоровый сон, я вдруг вспомнила глаза доктора, делавшей мне укол. Они показались мне очень и очень знакомыми. И, кстати, почему она мне сделала укол, который был смертельно опасен при острой интоксикации и поражении дыхательных путей?

Первое, что я нащупала слабеющей рукой, была больничная «утка», которой я ударила доктора по голове, перед тем как выскочить из машины посредине Рублевки…

(с) Дарья Донцова «Бой с тенью»

Tags:


602959_597462340281414_1301681324_n


«Девчонки, в этот праздничный день я хочу, чтобы вы просто поверили в себя, и всё придет: красота, любовь, карьера и главное – счастье! Веру в себя вселил в меня артист Панкратов-Черный, когда мы ехали в одном плацкартном вагоне в Коктебель. В память о встрече, перевернувшей мою жизнь, я ношу с собой талисман - усы, которые я отстригла у него ночью!
С 8 Марта, дорогие мои! Помните, если вы сели на жвачку, то избавиться от нее очень просто – положите юбку на ночь в морозилку к любимому человеку. И хер с ней, с юбкой!»

Tags:

ЖЗЛ #10: Леонид Ярмольник



549361_10151538108159913_830823010_n

Идея залезть в номер к Якубовичу изначально не предвещала ничего хорошего. Но Миша Ефремов сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться....

Все началось с того, что мы опять приехали судить КВН в Сочи и заселились в «Жемчужину». Я вообще не люблю эту самодеятельность, но от возможности недельку отдохнуть на халяву и отжарить под шумок какую-нибудь юную любительницу юмора никогда не отказываюсь. Меня тревожило то, что одним из членов жюри был Миша Ефремов.... И судить он начал прямо в самолете, обозвав Маслякова младшего пидарасом, а Гусмана - старым пидарасом. После чего он упал в проход и благополучно проспал до заселения в отель.

Когда я пришел будить Ефремова на ужин, то обнаружил на полу пустую бутылку джэк дэниэлса и самого народного артиста. Было очевидно, Миша уже поужинал. Увидев меня, он встрепенулся и, достав еще литр, настоял на том, чтобы поужинать еще раз.

Спустя три часа Михаил предложил сходить на набережную и отобрать у армян обезьяну и попугая, чтоб подарить Гусману. К счастью на набережной были только армяне без попугаев и обезьян, и мы вернулись в отель живыми. По дороге, правда, мы поймали Маслякова младшего в вечернем костюме и сбросили в бассейн. В лифте мы встретили боксера Валуева, при виде которого Миша присвистнул: «Ебать, ты здоровый». На что Коля только улыбнулся и не стал нас бить, а лишь подарил по брошюре Свидетелей Иеговы.

Уже в номере Миша объявил, что нам во что бы то ни стало нужно залезть по балконам в номер Якубовичу и пока он спит, отрезать ему усы, потому что «Якубович заебал». Миша был уверен, что, если мы отрежем усы Якубовичу, то сразу же закроют передачу «Поле Чудес», вращающийся барабан которой каждую пятницу вводил Михаила в настоящий транс, и из-за этого он каждый раз оказывался в клубе «Маяк» на два часа позже, чем мог бы.

Я ответил категорическим отказом, на что Михаил сказал, что я - сыкло. Я поскольку я не сыкло, мы полезли. Ориентиром для нас были плавки Якубовича, которые сушились на веревке. Карабкаясь вверх по балконным каркасам, мы преодолели четыре этажа и пробрались в заветный номер. Сжимая в руках ножницы, я подошел к кровати со спящим мэтром отечественного телевидения и приготовился резать ему усы.

Неожиданно Ефрмемов чихнул и Якубович проснулся. И тут я в ужасе осознал, что мы перепутали номер и влезли к тренеру ЦСКА Валерию Газаеву. Когда я это понял, было поздно. Свои усы Газаев не собирался отдавать никому. Он выхватил из под подушки подаренный министром обороны пистолет и стал палить в темноту. Первая же пуля убила Мишу.

Мне вдруг стало ясно, что в газаевское «Поле Чудес» можно угадать только одно слово – «пиздец». Я не на шутку испугался и пытался поначалу мимикрировать и даже изобразил цыпленка табака, но потом решил, что надо валить, перепрыгнул через лежащий на полу труп Михаила и сиганул с балкона 11 этажа. Слава богу, бассейн удачно располагался прямо под окнами, и я прямой наводкой угодил в его глубокую часть, выкинув взрывной волной на берег барахтавшегося там Маслякова младшего.

Утром на завтраке, делая вид, что ничего не произошло, я молча сел за стол с Гусманом и Эрнстом. Тут в ресторан ворвался Газаев и стал орать – какого хера у него в номере спит пьяный Ефремов. Я очень обрадовался, что Миша жив, забрезжила надежда, что он вернет мне одолженные накануне 500 евро…

Этим же вечером я, Ефремов и Газаев играли в футбол прямо на дискотеке, расстреливая мячом Маслякова младшего. Весь отель увлеченно болел за нашу команду. Тогда никто не обратил внимания, как таинственная тень метнулась по стене отеля, и трусы Якубовича появились на балконе номера, где остановился Дэнни Трэхо…
(с) Леонид Ярмольник «Сами с усами и с пейсами»

Tags: